Автор книги «Наука любви и измены» антрополог Робин Данбар считает, что людям трудно перевести в слова собственные эмоции, и что мы живем, не понимая их.

В то же время поэты умеют подобрать точные выражения для описания сложных чувств. Именно поэтому, по мнению ученого, следует читать стихи и через них пытаться понять собственные чувства.

А как можно описать романтической любви языком биологии?

Языком науки, любовь — это древний коктейль из нейропептидов — молекул, которыми нейроны «общаются» между собой.

С точки зрения эволюции, любовь — это поведение, что способствует появлению и сохранению чувств, которые, в свою очередь, помогают размножаться и выживать.

Исследовательница Хелен Фишер из американского Института имени Кинси считает, что любовь и формирования пар надолго возникли одновременно с прямохождением — 4 миллиона лет назад.

Наши праматери кочевали саванне и лесам Африки и вынуждены были носить детенышей на руках, а не на спине. Поэтому они нуждались в помощи и защите, и успешно выживали лишь те, кто образовал пару.

Профессор Данбар также считает, что любовь возникла как способ удержания возле себя защитника. Но результаты его исследований указывают, что моногамия и привязанность появились значительно позже — 1,8 миллионов лет назад. Тем не менее, любовь — довольно старое явление.

Влюбленность можно увидеть в мозге, чем ученые активно занимаются. Романтическая любовь активизирует участки, задействованные в вознаграждении и зависимости, удовлетворении и счастье, привязанности и отцовстве. Любовь является поведением, ориентированным на цель — быть вместе с определенным человеком.

Поэтому, мозговые нужен естественный допинг для достижения этой цели. И делает это допамин.

В луговых полевок, например, формирование пары обусловливает образование дополнительных рецепторов допамина. Их становится на 50% больше.

«Влюбленность похожа на зависимость от кокаина», — говорит Кэт Ван Кирк, клинический сексолог из США. Чем больше времени влюбленные вместе, то большие чувства, а разлука вызывает отчаяние и боль.

Молекулы, делают нас влюбленными, это тот самый допамин — нейромедиатор вознаграждения и принятия решений. Кроме него — окситоцин, гормон привязанности, оргазма и лактации, а еще серотонин, гормон счастья и смеха, эндорфины — внутренние наркотики, дарящие эйфорию и обезболивание, стрессовые молекулы норепінефрин и адреналин, и даже фактор роста нервов. Чем больше окситоцина в крови любовников в начале отношений, тем дольше они продолжались, показал опыт.

Долговременные отношения могут давать некоторым людям такое же подкрепление и вознаграждение, как и влюбленность в начале. Впрочем, отношения, которые длятся долго, уже не является источником стресса — его место занимает привязанность.

«Такой чужой, а вдруг — неминучии»

Новый человек, новые отношения — это стресс, страх и любопытство. Эволюция позаботилась о том, чтобы мы преодолевали этот страх — неофобію — и не были слишком требовательными. Как?

Во-первых, влюбленность блокирует участки мозга, вовлеченные в негативные эмоции и критические социальные оценки. Любовь действительно слепа. Во-вторых, любовь дает нам вознаграждение за попытку сближения: все эти нейромедиаторы серотонин, допамин, окситоцин — и помогает преодолевать социальную расстояние между чужими людьми.

В-третьих, стресс из-за новизны сам по себе запускает программу «Влюбленность» в мозгу и теле. Гормоны кортизол и норепінефрин делают людей бентежними, бессонными, с мокрыми ладонями, расширенными зрачками и сердцем, что рвется из груди, лишенными аппетита, но способными запомнить каждую деталь. Эти признаки влюбленности хорошо известны из художественной литературы.

И кроме этого, стресс вызывает выброс окситоцина у женщин — мозг хочет защититься от стресса и боли. А окситоцин — гормон привязанности и доверия. Ученые даже советуют делать первые свидания не романтическими, а экстремальными — взять урок серфинга вместе или полезть на крышу. Волнующее занятие и случайные прикосновения рук будут способствовать окситоциновому прилива.

Музыка с романтическими словами настраивает нас на любовное настроение. В опыте молодые одинокие женщины были более склонны к знакомствам, если они слушали лирическую фоновую музыку в ожидании на эксперимент.

Прослушивание грустной музыки, что часто сопровождает влюбленность или разрыв, ученые полагают полезным. Такая музыка вызывает чувство ностальгии, скорее, чем печали; мозг находит утешение в воображении новых историй, мы чувствуем эмпатию и облегчения.

А вот залицяльний пение у птиц, опять же, вознаграждает их мозг допамином так же, как любовь, шоколад, деньги и наркотики у людей.

Действительно ли любовь — лучшее лекарство?

Любовь не лечит всех болезней. Но, например, утоляет боль, потому что счастливые влюбленные живут некоторое время под воздействием эндорфинов — молекул обезболивания и удовольствие.

У влюбленных в начале отношений в крови больше фактора роста нервов. Он вовлечен в формирование связей между нейронами, их восстановление и рост.

Кортизол, гормон стресса, влияет на иммунный ответ. В краткосрочной перспективе он снижает воспаление. Влюбленные танцуют под дождем и не болеют насморком. Какое-то время.

Правда ли, что мужчины любят глазами, женщины — ушами?

Мозг мужчин лучше всего реагирует на лица и «красоту». Красота делает мозговые хорошо, стимулируя выброс допамина.

У гетеросексуальных женщин нет подобной реакции на красоту мужчин, зато гомосексуальные женщины так же реагируют на женскую красоту.

Влюбленность и ухаживания у женщин активирует участки мозга, которые отвечают за безопасность, заботу и восприятия звуковой информации. Впрочем, «влюбленный мозг» перестает на какое-то время различать красивые лица, когда выбор сделан.

Но красота и красивые слова это еще не все. Мы привязываемся к людям, чьи эмоции мы понимаем. Так мы сверяемся, наши мозги имеют одинаковые настройки и возможны взаимопонимание, совместный труд и одинаковые намерения, говорит профессор Сілке Андерс из Германии.

Можно ли умереть от разбитого сердца?

Несчастная любовь приносит боль в груди. Это не метафора — нам действительно болит сердце, а в желудке — как будто морские ежи. Такой эффект имеет измененное страданием тонус блуждающего нерва.

Существует даже термин — «синдром разбитого сердца». Считают, что сверхвысокий уровень гормонов стресса, что сопровождает разрыв или смерть партнера, вызывает нарушения работы сердца — фибрилляцию предсердий и ослабление сердечной мышцы.

Люди в таком состоянии имеют в пять раз большую вероятность инфаркта. Датские исследователи показали, что смерть любимых повышает риск фибрилляции предсердий на более 40%.

Одна любовь на всю жизнь

Луговые полевки формируют стабильные пары после спаривания и уже никогда не ищут других партнеров, даже если овдовіють.

Верность «прошита» в их мозг и гены. Ученые говорят, что нейрогормони окситоцин и вазопрессин — главные движители верности полевок. Ведь спаривания активирует гены рецепторов любовных гормонов, и мышки становятся настроенными на любовь».

Но и предательство может иметь генетическое основание. Так, например, гены рецепторов вазопрессина бывают разные — что у мышей, у людей.

Шведские исследователи обнаружили, что наличие участка RS3334 или даже нескольких ее копий в гене рецептору вазопрессина мешает быть верными.

Мужчины с несколькими копиями часто были холостыми, никогда не имели длительных отношений, а как поженились, то брак был неидеален. В свою очередь, женская генетическая предрасположенность к развитию способности к предательству может быть обусловлена участком AVPR1A в рецепторе окситоцина.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите текст комментария!
Введите свое имя