155 лет назад — 4 июня 1863-го — родился самый известный киевский архитектор Владислав Городецкий, автор и владелец чудного дома на улице Банковой, что его обычно зовут «Домом с химерами».

Городецкий не был лишь чудаком и романтиком, каким его обычно представляют.

Он, скорее, прагматик с эксцентричным нравом. И предприниматель, имел строительную фирму, завод углекислоты, был совладельцем цементного завода.

Он также умел «устраивать дела», что не раз помогало ему в жизни.

Под криминалом

20 августа 1904 года газета «Киевлянин» напечатала статью «Катастрофа в усадьбе нового костела» — о том, что 18-летний рабочий Яков Кєвліч, который работал на сооружении костела св. Николая, упал с лесов и разбился насмерть.

Зодчим, который надзирал за строительством, был Владислав Городецкий. Против него возбудили уголовное дело.

Следователь взял с архитектора подписку о невыезде и назначил экспертизу.

Эксперт А. Феокрітов пришел к выводу: в смерти рабочего виноват архитектор. Доказательства привел в документе, прилагающемся к материалам дела.

Городецкому светила «статья».

Он настоял на проведении повторной экспертизы. Сумел включить в экспертной комиссии своих знакомых: губернского инженера Владимира Бессмертного и архитекторов Александра Кобелева и Эдуарда Брадтмана.

С Брадтманом он в 1895-1901 годах успешно «освоил» застройку огромной усадьбы профессора Федора Меринга в самом центре Киева. А с Бессмертным и Кобелевым заседал в строительной комиссии Киевской сельскохозяйственной и промышленной выставки.

Экспертная комиссия оправдала Городецкого. Вину за смерть возложила на самого погибшего — мол, аккуратнее должен был обращаться с лебедкой.

Уголовное дело закрыли.

Вернуть утраченный комфорт

Подобно другим выходцам из состоятельных семей, разорившихся, Городецкий всю жизнь стремился к реваншу.

Шляхтич, родившийся в Шолудьки (ныне Немировский район Винницкой области), он провел детство в другом родовом имении — Жабокричі. Запомнил дворец, кирпичный завод, мельница, четырехместную карету с кучером, четверку лошадок серой масти для упряжи, лошади для верховой езды, конюшню, фортепиано венской фабрики Зейтнера…

Все это родителям пришлось продать за долги. Мальчику тогда было 10 лет. Семья вернулась в скромнее Шолудьки, где и рос Владислав.

Среднее образование получил в Одессе, высшее — в Петербурге.

В Киев приехал 1889-го. Отчаянно пытался вернуть утраченный жизненный комфорт.

Брак с Корнелией Марр, дочерью купца i гильдии, владельца двух дрожжево-винокуренных заводов на Куреневке. Брак оказался прочным — с Корнелией прожил всю жизнь. Супруги имели дочь Гелену.

Отдав дочь за обедневшего шляхтича, Иосиф Марр существенно повысил ее статус — Корнелия стала дворянкой (мечта большинства купеческих семей). А жених достал немалое приданое.

Владелец фирмы

Статус зятя Марра позволил стать «своим человеком» в высших кругах киевских предпринимателей.

Неслучайно «железнодорожный король» Рудольф Штейнгель выбрал именно Городецкого начинающего, который не имел никаких реализованных проектов в Киеве — для постройки семейной усыпальнице на кладбище возле Аскольдовой могилы.

А Киевское акционерное общество канализации 1894 года заказало Владиславу сантехнические работы. Он зарегистрировал «Строительную контору домовой канализации архитектора. В. Городецкого», заявив о себе не только как о зодчего, но и о предпринимателя, владельца фирмы.

Новоиспеченный бизнесмен проектировал и строил дворовые туалеты. И подключал эти деревянные «домики» к системе городской канализации.

«Туалетная история» доказала, что Городецкий — отличный профессионал.

В следующем году был приглашен в состав Домостроительного общества, которое обладало монополией на застройку лакомого объекта — бывшей усадьбы профессора Меринга.

Речь шла о значительную территорию напротив Городской думы — от Крещатика до Банковой.

До этих работ Домобудівельне общество допустило лишь четверку «своих»: Георгий Шлейфер, он же директор-распорядитель этого общества, Эдуард Брадтман, Мартин Клуг и Владислав Городецкий.

Именно Городецкому поручили проработать карту терна и запроектировать расположение улиц — одна из них носит ныне его имя.

В бывшей профессорской усадьбе возводили объекты элит-класса — например, отель «Континенталь», самый дорогой в Киеве.

Городецкий заработал немалые деньги. Именно они позволили ему стать акционером Киевского цементного завода «Фор».

Технология Страуса

Обстоятельства приобретения земельного участка на Банковой, 10 и возведение шестиэтажного жилого дома характеризуют Городецкого как чрезвычайно прагматичную человека.

Речь идет о так называемый Дом с химерами.

Стоимость земли и строительных работ составила 133 тыс. рублей. Значительная сумма: кило картошки стоило на базаре 3 копейки, соли — 2, ведро помидоров — 8 копеек.

Но пан Владислав умудрился реализовать этот дорогостоящий проект, не потратив ни копейки!

Дело в том, что Домобудівельне общество, приобретя бывшую усадьбу Меринга, поделило ее на 18 участков. Две из них — на крутом склоне улицы Банковой — не имели спроса. Там невозможно строить.

Зодчий знал профессиональный секрет: строить можно — на бетонных сваях по новейшей технологии авторства киевского инженера Антона Страуса. Городецкий уже имел опыт такого строительства.

Зато покупать землю не спешил — выжидал.

Когда стоимость участка, постепенно снижаясь, упала до минимума — наконец приобрел. Но! Договорился с директором-распорядителем Домостроительного общества Георгием Шлейфером, что покупает в долг — рассчитается позже, когда построит дом и сдаст проживания арендаторам.

Итак, купчую подписали, а денег на этом этапе платить не пришлось.

Проект дома архитектор разработал собственноручно. Обычному застройщику это обошлось бы в круглую сумму, но Городецкий и этот этап обошел без затрат.

Затем обратился к Общества взаимного кредита — под залог земельного участка получил деньги на строительство первого этажа. Потом, заложив первый этаж, взял кредит на второй, а заложив второй — на третий…

По этой схеме свел все шесть этажей и крышу в течение одного строительного сезона — с весны до осени 1901-го.

Откуда дельфины с русалками

Далее разразился экономический кризис — отделочные работы приостановили. Спрос на аренду жилья упал.

Городецкий решил: его дом кардинально отличаться от других, чтобы арендаторы выбрали именно его. Постановил украсить фасады африканскими животными, рыбами, дельфинами, лягушками, русалками и тому подобное.

В первоначальном проекте этого не было.

Лучший материал для украшений — цемент. Городецкий воспользовался статусом акционера цементного завода «Фор», что располагался на Куреневке: взял дивиденды не деньгами, а продукцией.

Скульптурное убранство — знаменитые «химеры» (в кавычках, потому что на самом деле дома нет химер!) — выполнил итальянец Элио Саля.

Весной 1903 года архитектор отпраздновал новоселье в «доме-дивогляді» (так позже об этом сооружении отозвался Максим Рыльский).

Теперь должен был рассчитаться за землю с Домостроительным обществом и вернуть долги Обществу взаимных кредитов с учетом 7% годовых.

Для этого сдал в аренду шесть квартир (в седьмой поселился сам с семьей): двухкомнатную — за 420 рублей в год, трехкомнатную — за 540, шестикомнатные — за 1200, восьмикомнатную — за 2000, дев’ятикімнатну — за 2750, а десятикімнатну — за 3500 рублей.

Конвейер истуканов

Архитектор не гнушался конъюнктурой для заработка.

1911-го, например, «клепал» один за одним монументы Александру II — охотно осваивал бюджетные средства, выделенные к 50-летию отмены крепостного права.

Вряд ли Городецкий симпатизировал императору, реформы которого разорили его семью. Но юбилейные истуканы хорошо оплачивались — маэстро «украсил» ими не все сельские управления и волости Киевской губернии.

Занимался также делами, далекими от искусства. Например, приобрел завод углекислоты и искусственного льда в Симферополе.

Пионер-автолюбитель

Деловая хватка Городецкого странным образом сочеталась с эксцентричностью натуры.

Он стильно и со вкусом одевался.

Был среди киевских пионеров-автолюбителей — гонял по городу на «железном коне», пугая лошадей, запряженных в фаэтоны.

Интересовался авиацией, дружил с авиаконструктором Игорем Сикорским. Стал первым в Киеве зодчим, который летал на аэроплане.

Ездил охотиться в дальние края, привозил оттуда многочисленные трофеи. В частности, подарил киевским музеям чучела 179 экзотических птиц и 25 животных.

Создатель киевских архитектурных шедевров эмигрировал весной 1920-го — жить под большевиками не захотел.

Последние десять лет прожил на чужбине.

Хотите получать главные статьи в мессенджер? Подписывайтесь на наш Telegram.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите текст комментария!
Введите свое имя