Без комментариев

«Постараюсь говорить словами простого парня, который видел жизнь, хотя и предпочел бы сейчас остаться кастрированным инфантильным нытиком. Это письмо будет не сложно понять. Моя жизнь стала похожа на курс введения в панк-рок с тех пор, как я впервые вышел на сцену и тем самым был посвящен в своего рода этику, в которой сложно спутаны бунтарская независимость и чувство единения со всеми вами. и теперь, через столько лет, я перестал получать удовольствие от музыки, и больше не могу ни слушать ее, ни писать. Мне очень стыдно перед вами за это.

Например, когда мы стоим за кулисами, и я смотрю, как гаснет свет, а в уши врезается сумасшедший рев толпы, мое сердце остается холодным. Это не трогает меня так, как трогало Фредди Меркури, который безумно любил свое дело, и получал удовольствие от каждого мгновения, проведенной на сцене, купаясь в любви и благоговении своей их слушателей.

Дело в том, что я не могу обмануть вас. Большое преступление, которое я могу себе представить, это начать обворовывать вас, притворившись, что мне все так же весело и интересно. Такое ощущение, будто уже давно истек отведенный мне на сцене время и теперь не остается ничего, кроме как отказаться от всего этого и уйти. Я делал все, что было в моих силах, чтобы преодолеть себя (и делаю, Господь — свидетель, делаю, но, видимо, этого недостаточно). Я ценю тот факт, что нам удавалось вдохновлять людей, и мы смогли победить скуку. Но, видимо, я один из тех самовлюбленных идиотов, которые начинают что-то ценить, только когда теряют это. Я очень эмоциональный. Наверное, мне нужно стать бездушным, чтобы снова опьянеть от того энтузиазма, который не давал мне покоя в детстве. Во время наших последних трех туров я был рад видеть всех, кого знаю лично, или как фанатов нашей музыки, но у меня все равно не получается избавиться от чувства разочарования, вины и симпатии, которую я чувствую ко всем вам. У всех людей есть что-то хорошее, и мне кажется, я слишком сильно люблю людей. Настолько сильно, что нервные клетки не выдерживают такого напряжения и это вгоняет меня в депрессию. Я становлюсь грустным, похожим на сгусток нервов и боли, вашу мать.

Почему бы тебе просто не наслаждаться этим? Я не знаю. Моя жена — богиня, которая умеет сопереживать и поддержать, а моя дочь полна любви и радости — она ​​целует каждого человека, которого встречает только потому, что она хорошая и не причинит ей зла. Она напоминает мне самого себя, каким я был раньше. И это пугает до глубины души, так, что я практически не могу пошевелиться. Я не могу смириться с мыслью, что Фрэнсис идет по стопам своего отца и становится несчастной, саморазрушительным, мертвой рокершей. У меня было хорошее жизни, и я благодарен за это, но с семи лет я возненавидел все человечество, только потому, что люди запросто могли ладить и поддерживать друг друга. Только потому, что я слишком сильно люблю и сочувствую им. Спасибо всем из охваченного пропастью моего желудка, за ваши письма и заботу, которую я ощущал все последние годы. Я очень непредсказуемый и импульсивный, крошка! Я потерял страсть, и запомни, лучше вспыхнуть и сгореть дотла, чем сохранить тепло и медленно догорать.

Мир, Любовь, Сострадание.
Фрэнсис и Кортни, я навсегда останусь в ваших сердцах .
Кортни, никогда не сдавайся, для Фрэнсис.
для ее жизни, будет гораздо лучшим без меня.
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! «