Для начала признаюсь: я ейджист. Или ейджистка, если образовать из этого нехорошего слова не менее некрасивый фемінітив. Я об этом знаю. То есть ейджистка осознанная, сознательная своего греха. Работаю над собой.

/**/
(function() {
if (window.bbcdotcom && bbcdotcom.adverts && bbcdotcom.adverts.slotAsync) {
bbcdotcom.adverts.slotAsync(‘mpu’, [3]);
}
})();
/**/

Как та мама человекообразной обезьяны ищет блох у своего мавпеняти, виловлюю в себе отдельные ейджистські мысли или порывы. Вытаскиваю их из глубин подсознания на свет божий, чтобы рассмотреть — осмыслить, осознать, проанализировать и понять, откуда растут условные рога у этого безусловного инстинкта.

Озарение пришло случайно, но безжалостно в внезапности осознание, что эйджизм — не абстрактное социальное зло, о котором читаешь в либеральной прессе, а нечто присущее мне. И, позволю себе предположение, не одной мне.

/**/
(function() {
if (window.bbcdotcom && bbcdotcom.adverts && bbcdotcom.adverts.slotAsync) {
bbcdotcom.adverts.slotAsync(‘mpu’, [1,2]);
}
})();
/**/

Все мы ейджисти?

А было все вот как. Мы сидели с приятелем из школы танца в баре, и вдохновленные успешным выступлением студентов, за бокалом хорошего вина шутили, разговаривали о том о сем, пока зашла речь о любимых партнеров к танцу и любимые места.

В разгар разговора я вспомнила, что со стареньким Джоном танцую только с добронравию, и то как не удастся спрятаться. Да и вообще: музыка там хорошая, но есть несколько «дедушек», с которыми страшновато, потому что они норовят танцевать амбициозно, подкрутить тебя в танце, а тебе страшно, что не удержат!

Увлекшись шуткой, я сначала не заметила, каким сповним оскорбленного боли взглядом смотрел на меня Саймон. Он не смеялся со мной, а как-то съежился и подозрительно-прохладно поинтересовался: «А кого ты называешь дедушкой? Ты же знаешь, что я старше тебя на 17 лет?»

Пристыженная, я долго объясняла, что имела в виду гораздо старше нас с ним людей — вот таких как Джон, которому около 80, или еще одного, дружелюбного Брайана, танцы с которым осложняются ярко выраженными симптомами болезни Паркинсона.

Мы до сих пор друзья, но после того разговора я навсегда затямила, что определение «дед», «тетя», «бабушка», «дядя» могут — и будут — восприняты кем-то как проявление эйджизму, дискримінування или предубеждений по возрастному признаку.

Старый, малый и зеленый

Речь не только о предубеждения или дискриминацию лиц, «старше нас». Эйджизм так же применим к тем, кому зозуля еще не успела накувати много, потому что они даже не осознали собственную смертность, а memento mori для них — красивый, но пустой звук.

Поэтому каждый раз, как возникает соблазн прибегнуть к универсальной отговорки «подрастешь — поймешь», или «сначала подорослішай», «мал еще», «неопірене птенец», «сначала наберись опыта», — останавливаюсь и говорю себе, а не является поучительным подходом закоренілої ейджистки?

Британское законодательство (спасибо, ЕС!) запрещает дискриминацию по возрастному признаку, как и любую другую. С 2010 года здесь действует закон о равных правах, или Equality Act, который заменил предыдущее британское законодательство о так называемых законодательно защищены характеристики, как возраст, пол, сексуальная ориентация, беременность и тому подобное.

Этот закон не только запрещает ущемление прав на рабочем месте в связи с возрастом, но и употребление дискриминационной языка. Например, фраза, которая кому-то непосвященному кажется комплиментом — «прекрасно выглядишь на свой возраст», — может быть основанием для жалобы на дискриминацию.

Что и говорить про всевозможные открыто оскорбительные определения типа «старый хрыч», old fogey, или «старая карга», old hag. Даже внешне вежливая английская фраза little old lady, в переводе -«старшая женщина», попала в большого перечня дискриминационных.

А на работе: кто как

Однажды на семинаре по проблемам кадровой политики нам показали несколько примеров, чего делать категорически нельзя, набирая работников.

Даже если вы формируете команду для работы над молодежными программами, вы не имеете права в объявлении хоть словом упоминать возраст потенциальных работников, объясняли нам юристы.

Но ж можно в объявлении указать что-то вроде «ищем энергичных любителей хип-хопа для молодежного проекта», переспрашивает одна радио-диджейка. Ответ — категорический и отрицательный: спрашивать о возрасте, как и указывать дату рождения в резюме, при влаштовуванні на работу нельзя.

Но вот вам секрет Полишинеля: закон запрещает эйджизм, но более трети (34%) британцев в возрасте 50-64 говорят, что регулярно подвергаются дискриминации на рабочем месте.

Самые большие нарушители — работники, которым за 30. Почти половина — 48% — участников масштабного исследования «Ейджистська Британия» признали, что употребляли на рабочем месте дискриминационную лексику в отношении старших по возрасту коллег.

В целом общество, в котором распространен культ молодости, но которое быстрыми темпами «стареет», не может себе позволить дискриминировать работоспособных и физически здоровых седовласых, говорят экономисты.

Проблема в том, что многие ейджистів, как и я сама до той досадной разговора с Саймоном, не осознают, что употребляют дискриминационную лексику и (потенциально) могут нарушать закон.

Я затямила субъективность подсознательного эйджизму: все, кто по возрасту вас старше, покажутся вам старыми. Важно — не ставить знак равенства между старшим (младшим) и неинтересным, а еще — воздерживаться от оскорбительной речи. По крайней мере на работе!

Хотите получать самые важные новости в мессенджер? Подписывайтесь на наш TelegramилиViber!

Также на эту тему

  • Жизнь
  • Британия
  • Общество